27 январь 2019

Никто не забыт и ничто не забыто?

Никто не забыт и ничто не забыто. Эти слова, принадлежащие перу Ольги Берггольц, пережившей блокаду Ленинграда, высечены на гранитной стене, расположенной позади монумента, установленного на территории Пискаревского кладбища. Кладбища, в земле которого лежат наши соотечественники, погибшие в осаждённом, но так и не покорившемся врагу городе. Сотни и сотни тысяч жертв фашисткой агрессии.



Каждый раз приезжая на Пискаревское кладбище я не могу спокойно пройти мимо памятной мраморной доски, на которой высечены, в принципе, статистические данные. «С 8 сентября 1941 года по 22 января 1944 года на город было сброшено 107158 авиабомб, выпущено 148478 снарядов, убито 16744 человек, ранено 33782, умерло от голода 641803 человек». Но для нас, благодарных потомков, это отнюдь не сухая статистика, констатирующая общеизвестные итоги того страшного периода. Каждая из указанных выше цифр не только фиксирует масштабы трагедии, которую довелось пережить нашему народу, но и напоминает о цене, оплаченной нами за победу, итогом которой стало полное излечение Европы от страшной болезни. Болезни, которой совершенно неожиданно заболела определенная, далеко не меньшая часть ее граждан. Болезни, которую не найти в медицинских справочниках. Болезни, имя которой – фашизм.

Почему я сегодня пишу эти строки? Нет, отнюдь не потому, что в преддверии очередной годовщины снятия блокады Ленинграда я хочу напомнить многим о тех непростых годах, годах трагичных, но вместе с тем героических. Нет. Причина моего красноречия кроется немного в другом.  Немецкое издание Süddeutsche Zeitung опубликовало статью по случаю грядущей годовщины снятия блокады Ленинграда, которая будет отмечена мероприятиями в Санкт-Петербурге уже сегодня. В статье под заголовком "Москва злоупотребляет памятью о Ленинграде" автор высказывает мнение, что российские власти напрасно придают этой дате характер торжества, так как речь идет о трагедии и массовых жертвах.



Автор статьи, некто Зильке Бигальке, журналистка из Швеции, работающая в немецком издании, настаивает на том, что после войны смерть жителей блокадного города, зачастую вызванную голодом и обморожением, использовали с акцентом национальной гордости, прикрывая «вынужденным героизмом» граждан очевидные промахи руководства СССР. Называет все произошедшее в Ленинграде в тот период «геноцидом», но почему-то умалчивает о роли, которую в тех событиях играли немцы и их союзники, в принципе и взявшие мирный город в блокадное кольцо. Бигальке также отмечает, что трактовка гибели жителей блокадного Ленинграда как подвиг во имя победы в войне "умаляет случившееся", и это может быть опасным прецедентом. По мнению журналистки, люди, находившиеся на территории Ленинграда во время его блокады, не выбирали этот путь добровольно.

Да, они не желали себе подобной судьбы. Да, каждый из тех, кто лежит в земле Пискаревского кладбища не заслуживал той участи, которая настигла его в стенах осажденного фашистами города. Да, это был геноцид. Один из многих фактов геноцида, сознательно проводимого на территории республик Советского Союза гражданами Германии и союзных ей государств. Да, это несомненная трагедия, сопровождавшаяся массовыми жертвами. Но разве трагическая судьба ленинградцев, погибавших, но не склоняющих колени перед врагом не может служить символом национальной гордости? Разве судьба тех, кто, имея возможность покинуть город, остался для того, чтобы рыть окопы, строить укрепления и работать на заводах, не является примером беспрецедентного подвига и героизма? Знает ли Бигальке о том, что во время блокады из города высылали тех, кто обвинялся в каких-либо проступках, и это было наказанием, постыднее которого не было? Вряд ли рациональный европеец поймет тех, кто предпочел смерть бегству и бесчестью, тех, кто остался в осаждённом и обреченном городе лишь для того, чтобы внести скромную лепту в святое дело защиты своей Родины.



Подобные попытки переписать историю Второй мировой войны сегодня, увы, не редкость. Западные СМИ, как в принципе и западные политики, все реже говорят о нашей победе, все чаще рассуждая о той трагедии, которая ей предшествовала. И в этом нет ничего удивительного. Превратить день празднования победы в день скорби, убедить потомков победителей в том, что повод для гордости отсутствует в принципе, а само празднование столь неоднозначного события создает «опасный прецедент» - такова конечная цель тех, кто посягнул на наше историческое наследие, решил украсть у нас право гордиться подвигом наших предков, их стойкостью и героизмом. И вот мы уже рассуждаем на тему, а не проще ли было сдать Ленинград врагу и избежать огромных потерь среди его населения, слушаем тех, кто красноречиво доказывает нам, что нападение Гитлера на СССР – вынужденная мера, так как вопрос о нападении советских войск на Европу был уже решен. Упреждающий удар, направленный на недопущение распространения советского тоталитарного режима на территорию прилегающих к границе СССР государств. Мы допускаем обсуждение Зои Космодемьянской, нет, не в контексте ее подвига, а в контексте ее психического здоровья, и смеемся над шутками откровенных недоумков, решивших вставить в свою антрепризу эпизод, выставляющий в крайне неприглядном виде Героя Советского Союза, генерал-лейтенанта Дмитрия Карбышева.

Ролик с шуткой о замерзшем генерале Карбышеве я, к сожалению, увидел в сети Интернет намного позже того момента, когда он в первые появился в эфире канала ТНТ. Сказать что я был шокирован, значит не сказать ничего. У меня, человека, который в детстве фактически ежедневно проходил мимо памятника Дмитрию Карбышеву, офицеру, которого не смогли сломить никакие жизненные обстоятельства, в первую очередь возник закономерный вопрос – а что эти куклы вообще знают о Карбышеве? Что знают о нем сценаристы, которые написали эту мерзость?



Знают ли они о том, что Карбышев начал свою службу Родине еще в 1900 год? Знают ли они о том, за что он получил пять боевых орденов и три медали в период Русско-японской войны? Знают ли они о том, что Карбышев был участником знаменитого Брусиловского прорыва и строил легендарную Брестскую крепость? Знают ли они о том, что Карбышев был истинным русским офицером, который в первую очередь служил не режиму, а своему народу, защищая ту территорию, которую ему завещали предки? Знают ли они о том, что именно благодаря его рекомендациям была прорвана линия Маннергейма, ранее считавшаяся неприступной? Они хотя бы догадываются о том, что благодаря Карбышеву, который в 1940 году осуществлял руководство фортификационными работами по усовершенствованию цитадели Брестской крепости, этот рубеж не пал за несколько часов, как на это рассчитывали немцы, а его оборона вошла в историю, как один из героических эпизодов сопротивления советского народа немецкой агрессии?

Вряд ли они знают об этом. Как наверняка подобное невдомёк и тем кто, сидя в зале, истошно смеялся над шуткой о «замерзшем генерале Карбышеве». Многие наверняка так и не поняли, о ком вообще шла речь. Смеялись бы они над данной шуткой, зная, что генерал Карбышев, попавший в плен летом 1941 года, был зверски замучен в феврале 1945 года, до этого момента испытав на себе все ужасы семи немецких концентрационных лагерей? Смеялись бы они над этой шуткой зная о том, что практически ежедневно немцы пытались сломить волю русского генерала, которого по праву считали «крупнейшим советским фортификатором», принуждая его сотрудничать с нацисткой Германией? Как бы они отнеслись к подобной выходке, помня о том, что в тот момент, когда его обнаженного на морозе обливали холодной водой, Карбышеву было 64 года, и он представлял собой старого, изможденного концентрационными лагерями человека, который при этом не пошел на предательство и принял поистине мученическую смерть? Сложный конечно вопрос. Сложный не для меня, сложный для представителей нового поколения, воспитанного на передачах подобного формата, запускаемых в эфир наших, условно наших, телевизионных каналов лишь для того, чтобы уничтожить наш культурный и исторический код, превратить нас в биомассу, у которой нет ничего святого.



Сегодня внук легендарного героя, русского генерала Карбышева пытается отстоять честь своего великого предка в суде. К сожалению, другого решения данная проблема не имеет, так как с точки зрения действующего законодательства гражданки, потешающиеся с экрана телевизора над трагической гибелью Дмитрия Карбышева, вроде как ничего и не нарушили. У него есть на это шансы, но, к сожалению, даже его победа мало что изменит в общей картине борьбы за наше историческое наследие, которую мы сокрушительно проигрываем.

Вы можете себе представить, что та же журналистка, которая осудила Россию за празднование 75-летия прорыва блокады Ленинграда, выступила, допустим, с отрицанием Холокоста? Нет, такое в принципе возможно, но в данной ситуации награда бы молниеносно нашла своего героя. Потому что этого делать нельзя. Но при этом можно совершенно безнаказанно попирать память защитников блокадного Ленинграда и тех его жителей, которые оставшись в городе, всемерно, иногда ценой своих жизней, приближали нашу общую победу! Почему можно произносить понятие «геноцид» в контексте осуждения действий руководства СССР и нельзя применять то же самое понятие к тем деяниям, которые творили на оккупированных территориях немецкие войска и войска союзников Германии?

Что в итоге? Скорее всего, настало время признать, что в деле защиты нашей памяти, нашего культурного и исторического наследия, мы, к сожалению, беззащитны. Мы можем эмоционировать, вступать в дискуссии, взывать к благоразумию, но мы, увы, не можем дать по рукам тем, кто посягнул на то, что для нас свято. У нас просто нет такого инструментария. Нам не нужно спорить о том, что является символами победы, посягательства на которые недопустимы и наказуемы. Символом победы для нас, наследников победителей, прежде всего, является подвиг советского многонационального народа, подвиг наших солдат, подвиг тех, кто ковал победу в тылу, отдавая практически все свои ресурсы фронту. И любое отрицание подвига советского народа – преступление. Деяние, которое неизбежно будет наказано. И только тогда мы сможем пресечь шутки над гибелью Карбышева, дебаты о психическом здоровье Зои Космодемьянской и рассуждения о моральном облике Александра Маринеско.

Да, и еще, наверное настало время дать характеристику действиям немецко-фашистских захватчиков на оккупированных территориях республик Советского Союза. Сегодня уже собрано достаточно документов, которые позволят доказать, что уничтожение представителей славянских народов – русских, украинцев и белорусов, как и уничтожение цыган и евреев – было осознанным и хорошо спланированным актом геноцида. Геноцида, который невозможно забыть и нельзя отрицать.



P.S. Не могу не сообщить вам о том, что в тот момент, когда я пишу эту, может быть слегка эмоциональную статью, где-то в Белоруссии, на территории войсковой части 51171, расположенной в городе Гродно, в ходе вечерней поверки звучит имя Дмитрия Карбышева, который навечно зачислен в ряды данного подразделения. А в казарме сапёрного батальона стоит койка, которая ждет героя, погибшего в далеком феврале 1945 года. Они помнят…

Николай Земцов